Об этом заявил председатель Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования Жыргалбек Сагынбаев. В эксклюзивном интервью для Bars.media он рассказал, как обстоят дела на сегодняшний день в промышленности, энергетике и горнодобывающей отрасли страны.

Сагынбаев Жыргалбек Калмуратович родился 1 января 1971 года в Кочкорском районе Нарынской области. Окончил КГУСТА, имеет дипломатическое и юридическое образование.

Трудовая деятельность:

1989-1991 – Служба в рядах советской армии;
1992-1994 – Министерство внутренних вел Кыргызской Республики
1994-1996 – СП “Шелковый путь”, коммерческий директор;
1996-2002 – АК “Кыргызкурулуш”, специалист, главный специалист, начальник отдела, советник президента, первый вице-президент компании;
2002-2009 – “Кыргызресурсы” при Правительстве КР, генеральный директор советник президента КР по вопросам экспорта;
2009-2011 – ГП “Кыргызкурал” при Министерстве обороны КР, генеральный директор;
2014-2015 – Завод “Ореми-Тэжэлектромаш”, генеральный директор;
2015-2018 – Группа компаний “Кыргызкурулуш”, президент;
2015-2008 – Ассоциация промышленников и предпринимателей КР, председатель, президент, член Делового совета ЕАЭС;
2015-2018 – Кыргызский союз промышленников;
2018-2019 – Государственный комитет промышленности, энергетики и недропользования КР, заместитель председателя;
2020 – по октябрь 2020 г. Аппарат Правительства КР, группа анализа и стратегического планирования.
С 15 октября 2020 года является предстедателем Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования КР.

Возобновляем связи с инвесторами

– Какая была у вас детская мечта и сбылась ли она?
– Детская мечта была у меня стать милиционером. После армии 2 года служил в милиции. И как бы понял, что это чуть-чуть не мое. В милиции была узкая направленность, а меня больше тянуло к экономическим проектам. И по волею судьбы с 1993 года начал активно заниматься бизнесом.

– Что такое для вас государственная служба?
– Прежде всего, это приносить пользу стране. В госслужбе я с 1996 года. С тех времен меня привлекали именно те проекты, которые могли бы оказать содействие росту экономики. Помню тогда мы работали над строительными проектами, производством строительных материалов. Далее с развитием экономического сектора начали пребывать и инвесторы. И уже начали работать над совместными проектами.

– В чем заключается миссия Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования? Какие задачи поставлены перед вами?
– В 2018 году я был назначен заместителем в этот Госкомитет. Проработал около года. Затем я работал в Аппарате правительства. То есть у меня был вид как бы снизу со стороны комитета и вид уже со стороны Аппарата правительства. Обладал всей информацией и участвовал во многих обсуждениях проектов развития Кыргызстана. На сегодняшний день Госкомитет промышленности, энергетики и недропользования имеет свое влияние на 45 направлений экономики. Включая такие крупные сферы как энергетика, недропользование, промышленность. И мне очень повезло, что ранее я успел поработать в таких проектах. Поэтому я имею в каждом из вышеназванных направлений определенный опыт работы. Все это дает мне возможность больше и продуктивно работать по этим направлениям. Хотелось бы отметить, что для того, чтобы показать результат, решить те или иные задачи и оставить после себя кое-что нужно все-таки время. Сегодня из-за политических и эпидемиологических причин, а также в связи с недоразумением с местным населением, у нас есть затруднения в работе. Но все же некоторые моменты удается решить. Например, по развитию малой ГЭС. Недавно мы с Садыром Жапаровым были в Нарынской области и приняли участие в осмотре площадки “Верхне-Нарынского каскада ГЭС”. Буквально сегодня приступаем к переговорам с российской стороной. Возобновляем связи с инвесторами. Надеюсь, что к началу следующего года мы покажем уже первые результаты.

Инвесторы не знают менталитет местного населения

– Вопрос по горнодобывающей отрасли. Разработка месторождений практически всегда сопровождается скандалами. В чем главная проблема того, что у нас, к сожалению, не работают такие месторождения так, как хотелось бы?
– Идёт просто недопонимание. Задачи по проведению разъяснительных работ среди населения возложены на органы местного управления. Но, к сожалению, такая работа проводится очень мало. У инвесторов, конечно же, есть свои внутренние правила. Если сотрудник нарушил правила, то они применяют дисциплинарные санкции. Естественно это местному населению не нравится, и они не могут найти общий язык. Некоторое время держат обиду. И в какой-то момент ловят волну и начинают гонения и так далее. Поэтому на сегодняшний день мы получили поручение со стороны руководства по проведению разъяснительных работ и обеспечению достоверной информацией. Потому мы ведем по своей части все соответствующие работы. В большинство случаев именно из-за недостоверной информации и происходит конфликты. Знаете, мы в течение нескольких лет убеждаем инвесторов придти на наш рынок. И когда они наконец-то приходят, то оставляем их один на один с местным населением. У местного населения нет опыта работы с инвесторами, а они в свою очередь не знают менталитет местного населения. Поэтому мы работаем и с инвесторами, и с населением. Такая ситуация практически везде, в том числе и в Солтон-Сары. Мы же не говорим там об обогащении определенных жителей этого села. Мы говорим об увеличении бюджета страны.

– Позволяют ли наши сегодняшние законы работать эффективно горнодобывающим компаниям или нужны изменения?
– У каждого Правительства есть своя программа, свой путь развития. Я думаю, что на сегодняшний день пришло время видоизменить некоторые законы. Почему? Ранее лицензии выдавались по одним критериям, но сегодня нужно их изменить. Например, неоднозначно восприняли инвесторы, когда я заявил, что мы не должны экспортировать просто руду или концентрат, а мы должны получить конечную продукцию. Но это не сегодня, не сейчас. Мы должны к этому придти. Я как глава ведомства, давший присягу служить стране честно, для себя поставил задачу создать хорошие условия для инвесторов и внутренних недропользователей. И чтобы руда и концентраты, которые вывозятся, проходили жесткую систему проверки через лаборатории. Мы должны знать, сколько золота, серебра и меди уходит в каждой тонне руды. Потому что ранее лицензии выдавались на медь и получается вместе с ним сопутствующие металлы тоже уходят. А сопутствующие металлы меди – это золото и серебро. Во-вторых, мы должны потихоньку модернизировать свои заводы, которые приостановили свои работы. Именно они должны перерабатывать руды и концентраты. Тогда и рабочие места появятся.

Молодёжь хочет всё и сразу

– Как отбираете кадров?
– Так как я раньше здесь работал, я знаю с кем можно работать и с кем нельзя работать. Мы называемся Госкомитетом, но уровень зарплаты не позволяет удерживать очень сильных специалистов. Некоторые сотрудники работают на честном слове и под обещание, что при развитии и увеличении бюджета они получат соответствующую зарплату. По мере возможности стараемся всячески поддерживать сотрудников. Сотрудники тоже готовы отработать очень хорошо и качественно.

– Какими качествами должен обладать человек, который хочет работать на госслужбе?
– Сейчас тенденция пошла, когда молодёжь хочет все и сразу. Они сразу хотят стать министрами, миллионерами и так далее. Для этого нужен определенный опыт, нужно пройти определенные ступени. Это создание семьи, строительство дома и служба государству. Понятие “Я – молодой, у меня кровь горячая и наш лозунг – “кетсин!” не пойдет. Это не совсем правильно. Я знаю ребят, которые хотят работать и научиться чему-то. Некоторые из них готовы даже работать бесплатно чтобы научиться работать в команде, вести переговоры. Хотелось бы чтобы наша молодёжь сначала подучилась немного и потом уже начала предлагать свои идеи. Мы все прошли через это. Пережили 90-е, политические кризисы и революции. Я думаю, что опыт у среднего возраста очень хороший и мы готовы им поделиться с молодёжью. Будущее за молодыми и их время придет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here