На общественное обсуждение вынесен законопроект «О Конституции Кыргызской Республики». Законопроектом предлагается Президентская форма правления. Как юрист с многолетним практическим опытом, с учетом проведенного анализа, решил поделиться своим мнением о следующем.

10 изменений за 27 лет

Безусловно, для того чтобы ясно понять содержание и цели предлагаемой редакции Конституции, требуется хорошо знать содержание и структуру действующей Конституции, ее историю.

Как известно, Конституция Кыргызской Республики  за 27 лет своей истории претерпела10 изменений, 6 из них с новыми редакциями.

Заметно, что большинство из внесенных  поправок были инициированы в связи с распределением или расширением функций и полномочий институтов государственной власти (Президента, Жогорку Кенеша, Правительства), но только не суда.

В основном об этом. Так, Законом «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики» от 15 января 2007 года № 2, впервые конституционно было прописано в часть 11 статьи 46 Конституции следующее: «Президент осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящей Конституцией».Это означало, что исчерпывающий перечень полномочий Президента Кыргызской Республики устанавливается только Конституцией Кыргызской Республики и не может быть расширен другими нормативными правовыми актами.

Введение указанного запрета было вызвано объективной необходимостью четкого разграничения функциональных обязанностей органов государственной власти и их должностных лиц в зависимости от возлагаемых на них задач и как мера защиты общественных интересов от злоупотребления властными полномочиями и исключение дискреционных полномочий.

Однако, осенью того же года снова был инициирован проект закона о Конституции, в итоге принят Конституция 23 октября 2007 года вновь в новой редакции, в которой в той же части 11 статьи 46 прописали, что «Президент осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящей Конституцией и законами». Тем самым, в Основном законе преднамеренно созданаюридическая лазейка для расширения полномочий Президента. Словно, не мытьем, так катаньем.

Примечательно, то, что и в предлагаемом  сейчас новом проекте Конституции вновь предусмотрено, что Президент осуществляет полномочия не только предусмотренные Конституцией, но и законами (часть11 статьи 60), как  было прописано в Конституции 23 октября 2007 года.

Между тем как ожидалось, в соответствии с Конституцией 23 октября 2007 годабыл принятКонституционный закон «О статусе судей Кыргызской Республики» от 19 июня 2008 года, которым Президенту предоставлено право отклонять предложенных Национальным советом правосудия (Советом по отбору судей) кандидатов на должности судей (часть 2 статьи 22). 

Конституция является Основным законом страны. Поэтому, именно в Конституции устанавливаются перечень полномочии Президента и их ограничение.  В этой связи в Конституции 27 июня 2010 года, снова была прописано, что «Президент осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящей Конституцией» (часть 11 статьи 64).

Правовой нигилизм

В этом году Конституции 2010 года 10 лет. Однако  конституционный Закон «О статусе судей Кыргызской Республики» до сегодняшнего дня не приведен в соответствие с Конституцией. Внесенные неоднократные поправки к нему, изменили лишь форму закона, а содержание осталось прежним. Яркий пример правового нигилизма.

Руководствоваться законом, который не соответствует Основному закону недопустимо. Это постулат.

Согласен, что руководящим нормативным документом, в таких случаях должен был служить Закон «О нормативных правовых актах Кыргызской Республик», где говорится, что в случае коллизии между нормативными правовыми актами, субъекты правоотношений руководствуются нормативным правовым актом, имеющим более высокую юридическую силу (статья 32).

Итак, в соответствии с подпунктами 3,4 части 3 статьи 64 Конституции, Президент:

– назначает судей местных судов по предложению Совета по отбору судей;

– освобождает судей местных судов по предложению дисциплинарной комиссии при Совете судей или Совета судей в случаях, предусмотренных настоящей Конституцией и конституционным законом.

По смыслу данной нормы Конституции, право назначать, нискольконе означало, что Президент правомочен не назначать. Таковых прав у Президента по действующей Конституции нет. Назначать судей местных судов Указом Президента носит сугубо формальный характер, символически предоставленный в форме миссии как главе государства. Трактовать эти нормы в ином русле неправомерно.

В действительности, Президент, возражая или возвращая материалы кандидата на должность судьи, де-факто осуществляет функцию отбора, когда эти полномочия Конституцией возложены на Совет по отбору судей.

В соответствии с частью 5 статьи 95 Конституции Кыргызской Республики отбор кандидатов на должности судей местных судов осуществляется Советом по отбору судей в порядке, определяемом конституционным законом. Порядок отбора предусмотрен статьями 18, 19, 21 Конституционного закона «О статусе судей Кыргызской Республики», хотя некоторые его положения также противоречат Конституции.

Согласно статье 1 Закона Кыргызской Республики «О Совете по отбору судей» от 13 июня 2011 года Совет по отбору судей является независимым коллегиальным органом. Статус Совета определяется Конституцией и  данным законом. Совет осуществляет свою деятельность на принципах независимости, гласности, коллегиальности, добросовестности и законности.

В итоге процедура отбора судей Президентом нивелирует работу независимого конституционного органа – Совета по отбору судей. В действительности,Президентом осуществляетсяповторный отбор.

Более сложная ситуация, чем у впервые назначенных судей, происходит с судьями, у которых истек 5-летний конституционный срок исполнения своих обязанностей по осуществлению правосудия. 

В соответствии с частью 8 статьи 94 Конституции, судьи местных судов назначаются Президентом по представлению Совета по отбору судей в первый раз сроком на 5 лет, а в последующем – до достижения предельного возраста. Порядок представления и назначения судей местных судов определяется конституционным законом.

Согласитесь, абсурдные правила. Как действующий судья, занимавший  должность 5 лет,  должен  вновь участвовать в отборном конкурсе, осуществляемым Советом по отбору судей. Было бы правильным, когда действующие судьи местных судов примерно один раз в 3-5 лет будут проходить в установленном порядке аттестацию на профессиональную пригодность. Считаю вовсе неправильным и нецелесообразным назначать или избрать судей на определенный срок.

И так, если Совет по отбору судей не предлагает (такое полномочие имеется) Президенту назначитьдействующего судью надолжность либо Президент возражает назначить его на должность, то какие последствия наступают для судьи?

 Согласно пункту  4 части 3 статьи 64 Конституции Кыргызской Республики предусмотрено, что основанием освобождения судьи местного суда является предложение Дисциплинарной комиссии при Совете судей.

Кроме того, статьей 27 Конституционного закона «О статусе судей Кыргызской Республики» предусмотрен исчерпывающий перечень оснований прекращения полномочий судьи. В этом перечне, как основание возражение Президентом на предложение Совета по отбору судей назначить кандидата (судью) на должность судьи, нет.

Таким образом, несмотря на то, что  возражение Президента не является основанием прекращения полномочий или досрочного освобождения судей от занимаемой должности, многие судьи в силу сложившиеся казусной ситуации оказались внеправового поля.

При такой казусной ситуации возникает закономерный вопрос о законности и обоснованности принятых решений Президентами при назначении судей местных судов.

В начале года у трех судей Конституционной палаты истек 7 летний конституционный срок. Они, также, в настоящее время находятся в аналогичном положении, как и судьи местных судов, у кого истек 5 летний срок. Считаю также необоснованным устанавливать судье Конституционной палаты«первичные»сроки пребывания в должности.

Не выдерживала никакой критики инициатива внесение противоречивых изменений в Конституции в 2016 году о полномочиях прокуратуры и создании самостоятельногоконституционного органаДисциплинарной комиссии при Совете судей, когда при Совете судей функционировала дисциплинарная комиссия. Согласно Закону «О Дисциплинарной комиссиипри Совете судей Кыргызской Республики» от 28 июля 2017 года Дисциплинарная комиссия при Совете судей состоит из 9 членов и формируется Президентом,  Жогорку Кенешем и Советом судей по одной трети состава комиссии соответственно. При этом, что парадоксально, Совет судей является органом судейского самоуправления, Дисциплинарная комиссия при Совете судей  к ним не относиться.

Вопрос, в чем интерес и цели законодательной инициативы. Интересы в корнях полномочий Дисциплинарной комиссии, куда входит: рассмотрение вопросов о дисциплинарной ответственности судей; наложение дисциплинарного взыскания на судей за совершение ими дисциплинарного проступка; дача согласия на привлечение судьи к уголовной и административной ответственности, налагаемой в судебном порядке; дача согласия на временное отстранение судьи от должности в случае дачи согласия на привлечение его к уголовной ответственности. Тогда в кулуарах говорили, что за инициативами стоит Президентский институт.

Трудно не согласиться с мнением, что Конституция стала инструментом для достижения низменных целей недобросовестных правителей.

В недавнем прошлом  факты  задержания, ареста, отправления правосудия  в отношении самих судей, объявления их в розыск воспринимались обществом как «чрезвычайное происшествие», как явление из ряда вон выходящее. Подобные случаи подвергались резкому осуждению на всех уровнях. К огорчению, сегодня эти негативные явления стали все больше характерными для судебной системы  и воспринимаются обществом в порядке вещей.          Следует признать, что бесконечная судебная «реформа» не принесла желаемых результатов. Конечно, существует на торяд, в первую очередь, субъективных причин. Пора понять, что навестипорядок в судах,могут только сами суды без какого-либо влияния или вмешательства извне.

По Конституции Президент назначает Генерального прокурораи его заместителей, председателя ГКНБ и его заместителей, назначает судей Верховного суда, судей Конституционной палаты, судей местных судов.Как глава государства играет доминирующую роль в назначении председателя Верховного суда, Торага ЖогоркуКенеша, первых руководителей правоохранительных органов и ведущих министерств и ведомств.  При этом, ни в Конституции, ни в кодексах и законах нет ни одной нормы об ответственности Президента за последствия действий или бездействия при наличии таких расширенных и противоречивых полномочий.

В Аппарате Президента  действует юридический отдел, при нем ранее функционировала секция по взаимодействию с судебными органами. Вместо той секции довольно с издавна функционирует отдел судебной реформы и законности.Название отдела само по себе говорит о его «задачах». Одним из его задач – это осуществление «кураторства» над судебной деятельностью, при том, когда не существует такого закона, позволяющий им осуществлять подобные полномочия. Никому не секрет, что именно там определяются списки кандидатов-фаворитов и решается кому быть судьей, кому нет. Ничего там не изменилось, и сегодня. Одни «кураторы» ушли, пришли другие.

Узурпация власти

В правовом государстве таковым является Кыргызская Республика, недопустимо игнорировать и умалять основополагающие принципы государства, как верховенство права и разделение государственной власти.

Необходимо отметить о серьезном дисбалансе в системе сдержек и противовесов между ветвями государственной власти, который, увы заложен в самой Конституции. Формально судебная система представляет собой самостоятельную ветвь власти, однако, другие институты власти имеют существенные возможности для влияния на их деятельность. Справедливое правосудие не может осуществиться приусловии отсутствия реальной независимости суда.

В соответствии с частью 2 статьи 5 Конституции Кыргызской Республики, узурпация государственной власти является особо тяжким преступлением.

Что такое узурпация? Узурпация (от латинского «овладение») – насильственный, противозаконный захват (результат агрессии) власти или присвоение чужих прав и полномочий.

В редакционных изменениях в Конституцию прослеживаются любопытные  факты. Об узурпации власти было прописано еще в Конституции 1993 года.Упомянутая норма неизменно содержалась в редакциях Конституции 1996-го, 1998-го, 2001-го и 2003 годов. Ее исключили с принятием новой редакции Конституции 2006 года.  Редакции Конституции 15 января 2007 года  и 23 октября 2007 года также не содержали упомянутую норму. О мотивах этих происков можно догадываться.

В 2010 году, вновь ввели норму об узурпации власти в Конституцию. Между тем, с 1993 года по сегодняшней день никто не решился инициировать законопроекто введение нормы в Уголовный кодек, предусматривающий уголовную ответственностьза узурпации государственной власти.

Следуетчетко уяснить, что диспозиция статьи 309 Уголовного кодекса 2017 года – «Насильственный захват власти» полностью отнюдь не раскрывает суть «Узурпация власти», предусмотренной частью 2 статьи 5 Конституции. Норма об уголовной ответственности за насильственный захват власти впервые была введенав Уголовный кодекс в 1997 году.

При таком раскладе получается, что узурпировать чужие права и полномочия можно, а захватывать власть, которую удерживает «Узурпатор» нельзя.Таинственная логика.

Очевидно, что имеются все объективные причины для введения в Уголовный кодекснорму(как новый вид преступления),  предусматривающую уголовную ответственность за манипуляции и подтасовки нормативных правовых актов (путем законодательной техники)  наряду с нормой об узурпации власти,как дисфункцию законодательства.

Как не вспомнить, когда в перечне  выдвинутых депутатами обвинений экс-президенту  Кыргызской Республики Атамбаеву А.Ш.  в совершении преступления было обвинение в узурпации власти. Позже, при подтверждении заключением Генеральной прокуратуры, обвинение в узурпации власти из заключения было исключено. А причиной послужила нелепая ситуация  – отсутствие нормы об узурпации власти в Уголовном кодексе,  как преступление. 

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что факты  нарушения избирательного законодательства, имевшие место в 2015, 2017 и 2020 годах, о неправомерном  вмешательстве в судебную и законодательную деятельность, свидетельствующие о грубом попрании норм Конституции,  кроятся  в причинно-следственной связи с наступившими последствиями вследствие узурпации государственной власти и попустительстве (потворстве) высших должностных лиц государства. А условием, способствующим этим негативным явлениям, несомненно, явилось отсутствие мер уголовно-правового воздействия.

 «Безнаказанность порождает вседозволенность»,- гласит народная мудрость.

К. Култаев,
Юрист, советник Омбудсмена (Акыйкатчы) КР в общественных началах

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here