Четыре года назад Кыргызстан стал членом Евразийского экономического союза. Страна получила полноценный доступ на 180-миллионный рынок и начала его осваивать. Но не всегда все получается так, как ожидалось и как планировалось.

Руководство страны отмечает положительные показатели. Так, по словам премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева, внешнеторговый оборот ЕАЭС с момента создания растет и по итогам 2018 года он достиг $491 млрд или почти больше на $200 млрд уровня 2016 года. «В то же время, внешнеторговый оборот Кыргызстана за отчетный период увеличился на $1,6 млрд, примечательно, что такой же рост отмечается во всех странах ЕАЭС», – сказал глава правительства.

Споры о том, стоило ли вступать Кыргызстану в ЕАЭС или нет не утихают и по прошествии четырех лет.

Исполнительный директор ассоциации развития агропромышленного комплекса Темирбек Ажыкулов отмечает, что ЕАЭС – с самого начала была политической организацией.

«Кыргызстан был вынужден вступить в организацию. Есть мнения, что если бы мы не вошли в ее состав, то соседние страны – участницы ЕАЭС – закрыли бы все границы и ситуация была бы намного хуже. После создания организации вошли в силу технические регламенты, были определены требования к продукции и так далее. Как только эти регламенты вступили в силу, наша экономика начала меняться. До вхождения в альянс, мы привыкли сбывать свою продукцию на уровне рынка. Но инициаторы сказали, что это требование времени, поэтому мы должны привести в порядок свою документацию, а каждая страна должна контролировать свой внутренний рынок по качеству продукции», – говорит эксперт.

Глава ЕЭК Тигран Саркисян, выступая на форуме «Евразийской недели», заявил, что по оценкам ЕАБР, Кыргызстан опережает остальные страны ЕАЭС. «Но в то же время, видно, что страна многого ожидала от ЕАЭС. Было впечатление, что после вступления в ЕАЭС все экономические и социальные проблемы Кыргызстана будут решены. Завышенные ожидания связаны с тем, что бизнес не был готов к работе на общих рынках. Общий рынок – это конкуренция и мы создаем условия не только для кыргызских производителей, но и для производителей всех пяти стран. Кыргызские производители должны были быть готовы, а правительство КР должно было подготовить бизнес к новым условиям», – сказал он.

С ним согласна глава ассоциации поставщиков Гульнара Ускенбаева. «На самом деле он прав. Наши ожидания были немножко другие. Мы наивно полагали что товары, которые производим, будем прямо продавать на общем рынке, а выяснилось, что нас не ждали, а наша продукция не совсем конкурентоспособная. Но с другой стороны, понятно, что нам надо теперь работать по-другому: работать над этикеткой и упаковкой, а там надо деньги тратить, и не всегда у нас эти деньги есть. Я всегда говорила, что нам нужна поддержка правительства», – говорит она.

Тигран Саркисян отмечает, что часть критики в адрес ЕАЭС и властных структур справедлива. «Нужно было максимально ослабить бюрократические препоны и они должны были быть сняты до вступления Кыргызстана в союз. Завышенные ожидания связаны с тем, что бизнес не был готов к работе на общих рынках. Общий рынок – это конкуренция и мы создаем условия не только для кыргызских производителей, но и для производителей всех пяти стран», – сказал глава ЕЭК.

По его словам, кыргызские производители должны были быть готовы, а правительство Кыргызстана должно было подготовить бизнес к новым условиям. Когда пришло время переходить на общий тариф, то это было как за один день до экзамена. Он отметил, что бизнесмены думали, что будут делать все то, что делали вчера, и жизнь изменится. Но бизнес должен перестраиваться, надо делать что-то новое, чтобы жизнь изменилась.

Ажыкулов говорит, что после вступления в союз предприниматели перешли на новый формат, который сопровождался затруднениями. «С другой стороны, это послужило толчком, чтобы предприниматель мог найти новое направление. К примеру, предприниматель хочет продать свой товар в ЕС, где требования еще жестче, поэтому неправильно расстраиваться по поводу требований ЕАЭС к продукции. Мы должны перевоспитывать себя, обращать внимание на производимую продукцию. Мы должны учиться тому, как увеличивать добавленную стоимость, совершенствовать упаковку и так далее», – говорит он.

По его словам, в этом плане вступление в ЕАЭС стало хорошим фактором. Ведь до вступления кыргызстанский фермер продавал картофель только на своем рынке, а теперь он может ее переработать, например, производить чипсы и продавать дороже.

Ажыкулов отметил, что все договора и технические регламенты, подписанные в рамках ЕАЭС, новые для страны и считаются международными документами, поэтому Кыргызстан должен принять соответствующие внутренние нормативно-правовые акты.

«К сожалению, Кыргызстан до сих пор не завершил этот процесс. При этом Казахстан, Россия, желая защитить свои внутренние рынки, изменили законы, усилили требования, поэтому и здесь появились дополнительные барьеры для наших предпринимателей. Эксперты говорят, что это нормальное явление и каждая страна защищает свои интересы», – добавил эксперт.

Советник президента Олег Панкратов самое главное достижение Кыргызстана в составе ЕАЭС видит в возвращении индустриальной экономики. «В Кыргызстане наблюдается трансформация экономики, возрождается промышленность, создаются рабочие места. Все это происходит в секторе экономики, где генерируется высокая добавленная стоимость и большое количество рабочих мест», – сказал он.

По его словам, это очень важно потому, что участие в союзе было обусловлено введением послаблений и преференций для трудовых мигрантов. В настоящее время задача состоит в том, чтобы гражданам было выгоднее возвращаться домой, инвестировать и работать на предприятиях, которые создаются в рамках нашей интеграции.

Панкратов отметил, что в Кыргызстане активно развиваются два сектора промышленности – легкая промышленность и сектор переработки. Кыргызско-российский фонд развития начал работать над созданием промышленного производства в регионах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here