В октябре этого года кыргызстанцам предстоит выбрать новый парламент, но негласная предвыборная гонка уже началась: партийцы «кочуют» из одной партии в другую, создаются новые политобъединения, проходят съезды, на которых владельцы парламентских мандатов делятся с единомышленниками успехом, планами  и недоработками. О том, что ждет избирателей уже в скором будущем и какими будут выборы 2020? Эти и другие вопросы редакция Bars.Media задала политическому эксперту, генеральному директору аналитического центра «Стратегия Восток – Запад» Дмитрию Орлову.

Многие сомневаются, что выборы-2020 пройдут по уже утвержденным правилам. Вы тоже придерживаетесь такого мнения?

Что такое утвержденные правила? Это то, на что у нас всем без исключения наплевать. Потому что политика — это игра, где правила каждый устанавливает для себя сам. От того, что этот тезис давно избит, он не перестал быть верным. Не думаю, что и в этот раз стороны откажутся от проверенных временем денег и административного ресурса, чтобы пролезть в парламент.  

– Можно ли ждать от предвыборной гонки 2020-го неожиданные партийные тандемы?

Все неожиданные тандемы в нашей политике уже были. Скажите: чем еще после тандема Камчыбека Ташиева и Омурбека Бабанова кыргызстанцев можно удивить? Политическая система Кыргызстана давно стала предсказуемой. У нас, вопреки тому, что говорил Александр Сергеевич Пушкин, коня и трепетную лань все-таки можно впрячь в одну телегу. Но все эти тандемы, как правило, недолговечны. Главное — урвать свое здесь и сейчас, а потом хоть трава не расти.

– Политические партии не готовы к преодолению 9-процентного избирательного порога. Так считает президент. Девятипроцентный барьер автоматически сократит количество парламентских партий до трех-четырех и сделает борьбу за мандаты крайне ожесточенной. Так ли это? Сколько партий могут войти в ЖК при 9%-м пороге? Каков, по-вашему, должен быть избирательный порог?

Если бы норма о 9% действовала перед прошлыми выборами в Жогорку Кенеш, туда не прошли бы «Бир Бол» и «Ата Мекен». А если бы эта норма действовала еще и в 2010 году, в ЖК вообще не прошла бы ни одна партия. При таком раскладе в Жогорку Кенеш больше четырех партий вряд ли пройдет, а если это и случится, то лично я очень сильно удивлюсь. Потому что честным образом такое сделать невозможно. Что касается всего остального, то у нас партии не готовы быть партиями. Чего уж говорить о каком-то там барьере?

Количество партий в стране медленно, но верно приближается к двум с половиной сотням, но много ли партий вы сами готовы назвать навскидку? Десять? Пятнадцать? Да и сама многопартийность в Кыргызстане — это когда кто-то входит в какую-либо партию, но имеет ещё одну: на всякий случай. То есть, какого-то устоявшегося партийного членства нет: сегодня этот политик в одной партии, завтра — в другой, а послезавтра — вообще в третьей. Знаю одного господина, который сменил 4 партии. Нынешняя система создана специально для того, чтобы в парламент могли пройти только богатые партии. А богатыми партии делают местечковые олигархи, которым партийные верхушки продают мандаты в первой десятке. Поэтому можно вообще убрать избирательный порог, но это ничего не изменит.

– Старые партии распадаются, создаются новые, но с теми же лицами. Есть ли вероятность, что в парламент придут новые люди?

За спиной новых у нас всегда стоят старые политики. Или бизнесмены, которым нужна политическая крыша. А вообще болтовня о необходимости новых людей в парламенте уже порядком утомила. Потому что никто не говорит о том, что в парламенте нужны грамотные люди, понимающие, как должно работать законодательство. А старые они или новые — неважно. От замены старого дурака на нового, простите за резкость, ничего не изменится. Да, среди тех, кто занимается активной политической и общественной деятельностью вне стен парламента, немало действительно думающих и знающих людей. Но в парламент их никогда не пропустят, потому что они в нынешних условиях неудобны, а то и вовсе опасны.  

У каких партий есть шансы пройти в следующий состав парламента? Можно ли сейчас назвать потенциального лидера?

К сожалению, в нашем обществе до сих пор превалирует миф о том, будто депутаты Жогорку Кенеша — это народные избранники. На самом деле, депутаты Жогорку Кенеша защищают в нем интересы своих партий и ничьи более. Поэтому в парламент попадают, как правило, те партии, по которым договорятся между собой кланы. 

– Сооронбай Жээнбеков заявил, что не собирается патронировать какую-либо из партий. Но, как показывает практика, без партии власти не обходятся ни одни выборы. Уже сейчас в народе партию «Мекеним Кыргызстан» окрестили провластной. На какую партию поставит власть?

Сейчас еще ничего не определено. Интрига будет держаться где-то до апреля. Поэтому сейчас говорить о какой-то там «партии власти» рано. Хотя да — называют разные партии. Однако всегда надо держать в уме, что многие прогнозы в итоге могут и не сбыться. И перед этими прогнозистами встанет новая проблема — как объяснить, почему их прогнозы не сбылись. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here