Бермет Борубаеву многие знают, как организатора акции #БишкекСмог, которая прошла в декабре в Бишкеке. Политолог по специальности Бермет увлекается искусством, защитой экологии и проповедует фудшеринг. Рассказываем об этой важной истории.

– Мне 31 год, родилась и выросла в Бишкеке. Поступила в Кыргызско-российский славянский университет на факультет истории. После года обучения поняла, что это не мое, поэтому заново сдала экзамены и поступила на факультет международных отношений по специальности политология.

В студенческие годы была активным студентом, принимала участие в конкурсах, знакомилась с интересными людьми, ходила на курсы рисования. Однажды познакомилась с художником, который пригласил меня в школу современного искусства. Позже выяснилось, что он сын двух известных художников – Муратбека Жумалиева и Гульнары Касмалиевой, которые основали эту школу. Мы быстро втянулись в процесс – каждое воскресенье учились и обсуждали предстоящие выставки.

– Какие выставки вы проводили?

– Мы сотрудничали с разными организациями и посольствами по разным вопросам. К примеру, посольство Франции в КР предложило организовать выставку про Эйфелеву башню. Проводили разные акции. Например, в Бишкеке много объявлений, где предлагают работу за рубежом. Но бывают случаи, что за этими объявлениями стоит торговля людьми или сексуальное рабство. Поэтому в целях информирования населения я расклеивала информацию и статистику о торговле людьми. На Ошском рынке провели треш–фестиваль и очистили реку. Суть мероприятия заключалась в том, чтобы привлечь внимание общества к загрязнению окружающей среды – выброс мусора и прочих отходов, нерациональное использование природных ресурсов. Там же было шествие с драконом, парад моделей в платьях из пластиковых пакетов. Подобных выставок было десятки, иногда нас приглашали за границу.

– Получается вы учились на политолога, но увлеклись творчеством?

– Да, закончив учебу в КРСУ поступила в Москву на магистратуру по госуправлению. Нам было предоставлено общежитие, платили стипендию в две тысячи рублей.  Естественно, денег не хватало, я нашла работу в Центре творческих индустрий «Фабрика». Там я координировала программу международных выставок, то есть помогала иностранным художникам устраивать выставки, плюс занималась пиаром и знакомилась с интересными людьми.

Автор Бермет Борубаева

– Как так получилось, что вы стали заниматься фудшерингом?

– Во время работы на фабрике мы делали много выставок. Мой друг устраивал фестиваль документального кино, в рамках которого он показал фильм «Эко чашка». Я предложила ему провести этот фестиваль в нашей галерее. В программе был один фильм, который назывался Wastecooking (Занимайтесь кухней, а не войной). Фильм повествует о режиссере-документалисте, который путешествует по Европе и показывает, как много выбрасывается еды. Он заходит к людям домой, открывает их холодильник и находит еду, которую хозяева хотели выбросить. Затем они все вместе готовят ужин из этих продуктов.

Мы показали этот фильм, а пока шел фильм, зрители вместе с поваром готовили разные блюда из продуктов, которые хотели выбросить из своего холодильника. Повар была одной из крутых и специализировалась на аюрведической и веганской кухне. Она делала хумус, плов с кабачками, смузи, сыр из молока, пиццу из всех продуктов. По окончании фильма люди могли поужинать этими блюдами.

Тогда я подумала: как дальше жить с этой информацией. Ведь я узнала, что 30% продуктов просто выбрасывается.

– Что вы сделали?

– Я решила провести эксперимент – месяц питаться продуктами, которые люди хотят выбросить. Начала эксперимент с того, что расчистила свой холодильник от еды которая действительно испортилась. Фотографировала весь процесс и каждую неделю писала отчет в онлайн-журнале, давала рекомендации: как дольше сохранить продукты свежими и что можно приготовить. В ходе эксперимента я научилась ничего не выбрасывать.

Фото Беремет Борубаевой

– Где вы брали продукты?

– Продукты находила в магазинах, знакомые и друзья подкидывали. Говорить об этом сейчас легко, но в свое время было очень трудно. После работы приходилась ехать за продуктами, потом готовить дома. Это был такой опыт, который поменял мое сознание.

Я поняла, что операция «пакет» у кыргызов очень нужная и правильная. Потому, что можно забрать остаток еды в ресторане или в кафе. В той же самой Москве гостям не принято забирать еду, а по закону тем, кто там работает в кафе, запрещено забирать остаток еды.

В следующем году мы опять провели ужин на Эко-чашке и показали фильм про то как повара в ресторанах с мишленовскими звездами борются с продуктовыми остатками пригласили очень талантливого повара Никиту Подерягина. Он рассказал о том, как не дать продуктам испортиться и приготовил из этих продуктов вкусные кулинарные шедевры.

Выставка в Швейцарии

– Расскажите про вашу выставку в Швейцарии?

– Ранее во время поездок в Швейцарию познакомилась с девушкой Анной Фатьяновой, которая открыла свою галерею Dreiviertel. Она предложила организовать подобную персональную выставку в Берне. Я подумала о том, что мне нужны знания повара и нужно записаться на курсы, но друзья отговорили, сказав, что там ничему не научат, лучше сразу устроиться на работу в кафе. Нашла объявление, что требуется повар без опыта в сеть ресторанов «Хлеб насущный». Устроившись, поняла, что людей в этом заведении просто эксплуатируют. Там 80% поваров из Центральной Азии и им в день платят по 1000 рублей. Получается, что в час они зарабатывают по 100 рублей, и чтобы заработать 1000 рублей им надо работать по 10 часов, а иногда и по 13-14 часов. Две недели проходишь стажировку, если сдашь экзамен, то она оплачивается.

Манты из кабачков, пароварка которую Бермет нашла на одной из улиц Берна

Ресторан принимал гостей с 8.00 до 23.00 ночи. После закрытия нужно все отмыть, все разложить, все лишнее выкинуть. На следующий день я должна была быть на работе в 6.30. Тогда я жила в Подмосковье и добиралась домой в 2 часа ночи. Утром вставала в 4.30, чтобы доехать до работы к 6.30. Так я проработала полгода. Конечно, не каждый день нужно было приезжать в четыре часа утра, но часто приходилось, если менеджер ставил на открытие и закрытие ресторана.

Там были и девушки кыргызски – посудомойщицы. Одна из них три месяца работала без выходных, чтобы накопить на свадьбу в Кыргызстане. Другая беременная девушка работала по 17 часов в сутки. Так я на себе испытала обратную сторону миграции.

Иллюстрации к проекту “Я.Еда”.

Мне потребовалась регистрация и я с трудом добилась заключения трудового договора. Выяснилось, что ресторан официально не трудоустраивал нас. Работников из Центральной Азии не оказалось в базе Федеральной миграционной службы РФ, в этом случае трудовой договор считается недействительным. По факту они вычитывали из нашей зарплаты весь соцпакет. По сути, они устроили все так, что нас на работу принял не «Хлеб насущный», а другая компания. В итоге я написала про это статью, разместила у себя на страничке, но название компании не указала. Потом начали спрашивать и я указала название. Один журналист сделал репост и тегнул «Хлеб насущный». В итоге началась паника, они устроили всех официально и повысили зарплату на 10 рублей в час. Они поняли, что я разобралась в их схеме. Но я не стала устраиваться к ним и ушла. Проработала полгода в другом кафе.

Иллюстрации к проекту “Я.Еда”.

В результате появились два проекта. Один из них «Я.Еда», посвященный невидимому труду мигрантов. Проект возник после того, как курьер «Яндекса еды» из Кыргызстана 21-летний Артык Орозалиев скончался от сердечного приступа в Санкт-Петербурге из-за десятичасового рабочего дня. Художница и активистка из Москвы Полина Никитина и я вместе нарисовали иллюстрации – комиксы по этой теме. На странице «Я.Еда» в Facebookе опубликованы иллюстрации, например, о том, как ты сидишь в кафе и заказываешь еду, а с другой стороны – то, что происходит на кухне. Также активисты организовали митинг и написали плакаты с надписями «Босс велел работать до смерти» и имя погибшего мигранта. Я тоже вышла на митинг, хотя по закону мигранты не имеют права принимать участие в митинге.

Набравшись опыта повара я поехала в Швейцарию. Мы превратили галерею в кухню, и назвали выставку «STILL LIFE». Там есть магазин, где продают хлеб, продукты, а также овощи и фрукты с дефектами формы. Все это выбрасывается, а мы купили.

Чизкейк и морковный пирог из продуктов которые хотели выбросить

В швейцарской кухне готовила манты из кабачков, пиццу и морковный кекс из старого хлеба, чизкейк из йогурта и какао. Выставка длилась десять дней и все эти дни я готовила. Люди приходили каждый день, так как пространство было небольшое, то за одним столом сидели представители муниципалитета и жители города.

– Получается, вы сейчас проживаете в Москве?

– Да, до ноября 2019 года проживала там. В ноябре меня пригласили в Бишкек, рассказать про фудшеринг. Я сделала инфографику о том, как на разных уровнях теряется еда. Параллельно участвовала в феминнале. Там были комиксы про то, как девушки из ЦА моют полы в супермаркете России, а когда приходят домой, их ждет готовка, уборка, и у них нет досуга.

Приехав в Кыргызстан, узнала, что Бишкек занимает первое место по уровню загрязнения воздуха. Подумала, что нужно с этим что-то делать. Так мы организовали митинг #БишкекСмог . Считаю, что нельзя сидеть просто так сложа руки. Я узнала, что есть биогазовые установки, ими можно заменить печки в жилмассивах, которые жгут твердое топливо. Постараюсь договориться с несколькими экологическими компаниями, которые посодействуют замене печей. Я понимаю, что задача очень непростая, но нужно что-то делать со смогом в Бишкеке.

– Какие еще у вас планы в Бишкеке?

– На днях стартует школа современного искусства. Хочу сделать бесплатным участие для некоторых студентов, у кого нет возможности оплачивать. Потому что в свое время мне посчастливилось получить знания бесплатно. Возможно, кто-то из студентов в будущем тоже захочет поделиться своими знаниями с другими. Летом планирую провести третий треш-фестиваль, который объединит тему фудшеринга, экологические темы и школу современного искусства. Планирую такую же выставку организовывать где-нибудь в жилмассиве «Ак-Орго». Потому что в центре города есть хоть какая-то культурная жизнь, а в новостройках ее нет, а новостройки — наша реальность.

– Как относятся близкие к вашему активизму? Вы то в Москве, то где-то в Европе, то в Бишкеке.

– Когда я занимала должность помощника генерального директора одной из крупных выставочных залов Москвы и начала свой эксперимент, то поняла, что не смогу сидеть все время в офисе. Я лучше буду мыть полы, а остальное время тратить на что-то большое и полезное.

Моя семья привыкла к моему активизму еще со студенчества. Я понимаю, что людям некогда думать об искусстве, им надо работать и кормить детей. Поэтому хочу, чтобы студенты школы современного искусства параллельно могли думать над своими проектами в жилмассивах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here